В правительстве не обсуждается необходимость траты средств Резервного фонда, уверил в субботу первый вице-премьер Игорь Шувалов. По его словам, если фонд и будут расходовать, то только в крайнем случае – на модернизацию экономики и поддержание бюджета. Похоже, Шувалов забыл, что некоторые его коллеги недавно призывали потратить Резервный фонд. Например, этого требовала вице-премьер Ольга Голодец. В 2009–2010 годах из Резервного фонда было израсходовано более 100 млрд долл. Сейчас, по мнению некоторых экспертов, ситуация принципиально отличается от кризисных лет, но не в лучшую сторону, а в худшую.

Российскому Резервному фонду пока ничто не угрожает. «Установка президента – и в правительстве этой установке жестко следуют: понапрасну на пустые цели резервы не тратить. Резервы должны быть потрачены в крайнем случае только на цели модернизации экономики или поддержания бюджетной стабильности», – сообщил первый вице-премьер Игорь Шувалов в интервью программе «Вести в субботу», передает «Прайм».

«Сейчас нет никаких даже разговоров в правительстве о том, что мы должны использовать резервы», – подчеркнул он. Правда, Шувалов все же признал, что, если цены на энергоресурсы продолжат падать, средства из фонда могут быть использованы, но только в случае неисполнения бюджетных доходов и исключительно для поддержания экономики.

Более того, по словам Шувалова, в спроектированном бюджете на ближайшую трехлетку соблюдено условие, что бюджет будет исполняться одновременно с пополнением Резервного фонда даже в самых жестких условиях.

Похоже, Игорь Шувалов не успел уследить за всеми выступлениями коллег и подчиненных. Никак иначе объяснить расхождение его слов с тем, что говорилось правительственными чиновниками ранее, не получается.

Например, вице-премьер по социальной политике Ольга Голодец уже публично требовала от Минфина потратить наконец-то Резервный фонд. В сентябре на заседании трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений даже случилась перепалка между Ольгой Голодец и замминистра финансов Алексеем Лавровым по этому поводу.

Алексей Лавров тогда представил предложенные Минфином меры бюджетной экономии и сообщил, что экономика не растет и не генерирует доходы. Голодец на это жестко ответила: «Не надо говорить за все правительство, что экономика не может генерировать доходы. Вы спокойно и регулярно откладываете в Резервный фонд сколько необходимо». А когда Лавров уточнил, что теперь уже откладывать не будут, Голодец тут же парировала, что ведь и тратить тоже не будут.

По ее мнению, если эти резервные деньги не вложить прямо сейчас в развитие, то очень скоро страна рискует вообще не суметь ими воспользоваться. «Мы же понимаем, что сегодня риски размещения денег настолько высоки, что вы не можете гарантировать, что эти деньги сохранятся», – говорила Голодец. Средства Резервного фонда размещены государством в иностранных ценных бумагах, именно на этом основании Голодец делала вывод о риске их невозврата (см. «НГ» от 17.09.14). Так что единодушия относительно резервных денег в правительстве вовсе нет.

Затем в октябре замминистра финансов Татьяна Нестеренко на заседании комитета Госдумы по бюджету и налогам сообщила, что Минфин закладывает в главный финансовый документ страны на ближайшую трехлетку возможность расходования из Резервного фонда по 500 млрд руб. в год. «С точки зрения бюджетной политики есть риски. Мы ожидаем около 1,5 трлн руб. за три года использовать, а это почти половина Резервного фонда», – говорила она. По данным Минфина на 1 ноября 2014 года, в Резервном фонде находилось почти 90 млрд долл., или почти 4 трлн руб.

Министр финансов Антон Силуанов, в свою очередь, пояснял, что падение нефтяных цен на 1 долл. за баррель сокращает доходы российского бюджета на 70 млрд руб., а снижение курса национальной валюты на 1 руб. к доллару обеспечивает бюджет дополнительными доходами на уровне 200 млрд руб. То есть падающая нефть компенсируется падающим рублем, однако даже в этом случае Силуанов вовсе не исключал в следующем году частичного распечатывания Резервного фонда.

Наконец, надежды Шувалова на пополнение Резервного фонда тоже могут не оправдаться. Ведь еще в сентябре Силуанов предупредил, что в 2014 году фонд пополняться не будет, все нефтегазовые доходы направят в бюджет, и точно так же скорее всего в фонд ничего не положат и в 2015 году.

Глава Счетной палаты Татьяна Голикова уже подсчитала, что при сохранении текущей негативной ситуации Резервного фонда хватит буквально на пару лет. «Если тратить деньги Резервного фонда с учетом всех возможных рисков по падающей цене на нефть, по невозможности заимствований, по сохранению санкций, я думаю, мы все это истратим в течение двух лет», – сообщила она в октябре в эфире телеканала ТВЦ. 

Правда, как уточнила Голикова, эта оценка все же условная, ведь с каждым годом государство планирует увеличивать сбор доходов в бюджет за счет импортозамещения, развития инфраструктуры и т.п.

Напомним, за 2009–2010 годы в ходе антикризисной поддержки экономики и населения российские власти из Резервного фонда экстренно потратили более 100 млрд долл. Если по состоянию на 1 января 2009 года в фонде находилось около 137 млрд долл., то к 1 января 2011 года там осталось лишь 25,4 млрд долл. И только с 2012 года объем фонда снова начал увеличиваться.

Часть опрошенных «НГ» экспертов предупреждает, что сейчас ситуация принципиально отличается от кризиса 2008 года, но, к сожалению, вовсе не в лучшую сторону. «Если тогда, после грянувшего в 2008 году финансового кризиса действительно можно было потратить триллионы рублей из Резервного фонда и потом увидеть, что кризис относительно быстро закончился, даже испугаться не успели, то теперь, несмотря на все успокоительные заявления, тратить придется долго. Несколько лет, – полагает директор Института стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. – Это значит, что если после того кризиса в фонде все же что-то осталось – более 700 млрд руб., то сейчас мы действительно можем уже ничего не оставить и в Фонде национального благосостояния, и в Резервном фонде».

Однако некоторые эксперты все же уверены, что сейчас нет особой необходимости в расходовании резервов. «У нас, по последним данным Минфина, профицит бюджета по итогам девяти месяцев этого года – 1,1 трлн руб. Плюс сама ситуация не такая критичная, потому что падение цен на нефть компенсируется падением рубля, – говорит директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев. – Я не сторонник дешевого рубля и поддержки промпроизводства и бюджета таким образом, но промпроизводство все же растет – примерно на 3% в октябре этого года к октябрю прошлого. То есть можно не быть сторонником такой экономической политики, но она такая, какая есть, и, судя по некоторым индикаторам, в ней даже есть своя логика».

Другой вопрос в том, как долго власти смогут позволить рублю падать. Ведь пока признаков, что уже скоро нефть снова резко подорожает, на мировом рынке не заметно. А значит, надо будет и дальше чем-то компенсировать бюджету дешевую нефть – либо слабым рублем и игрой на курсовой разнице, однако рубль и так уже побил все мыслимые и немыслимые антирекорды, либо резервными средствами.    

Анастасия Башкатова

Источник: worldcrisis.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*