С недавних пор называть прошлогодние события на Майдане Независимости «Евромайданом» стало как-то неловко, что ли… И то, правда — вскарабкаешься на культовые баррикады, окинешь все вокруг победоносным взглядом: «А где Евро-то?»

Не видать ни благолепия, ни благополучия, до которых, согласно пропагандистскому лозунгу годичной давности, оставался шаг один, тот самый шаг, который убоялся-таки на краю пропасти сделать тогдашний президент, — пришлось не подтолкнуть его даже, а спихнуть.

Нет власти, которая могла бы не только провозгласить и отпраздновать этот судьбоносный шаг, как теперешняя, но и сделать.

Нет свободы перемещения: за одну границу по-прежнему просто так не пускают, на другой сами стену городим в чистом поле, как в приступе мании преследования.

Нет ни бурной модернизации экономики, ни оживления экспорта украинских товаров в Европу, несмотря на ехидное «Welcome» — как не были нужны, так и не понадобились.

Евро нет, в конце концов, есть вмиг одряхлевшая гривна, рухнувшая на колени в мольбе о подачках.

Всего европейского — разве что евроремонт, в котором нуждается все, начиная от самого майдана. Только в этом смысле он и «евро», а так-то… А так пришлось срочно выдумывать, что-то новенькое, чтобы не подвергать революционный миф сомнению в революционной же целесообразности. Родили: революция достоинства!

Если хоть самую малость придерживаться логики фактов, то «достойными» следует считать следующие события:

Клич, брошенный Госдепом США с многозначительным позвякиванием в кармане тридцатью сребрениками — «time is money» — транслированный в соцсетях и непосредственно «5»-м каналом Коломойского прямой агентурой Запада, вроде журналистов И. Неродик и М. Найему.

Перевод лозунга на русский язык и собственно в деньги, к чести инициаторов, начался чуть позже и практически не распространялся на неонацистов, мобилизованных по приказу, в военном так сказать порядке — это к слову, об удивительной самоорганизации граждан.

Шутка ли, а не прошло и нескольких часов, а уже сами по себе организовали колонны автобусов для студентов западноукраинских университетов, которых вообще развели на мякине: «Вот, мол, Янукович у вас отобрал шенгенские визы, которые для вас уже в европейских посольствах лежат напечатанные. Так что, бросай занятия, следующую сессию сдавать будете уже в Сорбонне! Ректор не возражает».

В следующий раз наивных детишек подставили в лучших традициях УНА-УНСО образца 45-49-го года. Когда, поняв, что с Януковичем каши не сваришь (не станет он разукрашивать кровью запланированную TV-картинку: «Мирный гражданский протест подвергся жесточайшему разгону»), нетерпеливые кураторы с Запада этой самой крови потребовали. В самом деле, такой умильной картинки — толпа беснуется, то на желто-голубом рояле играет, то напирает на милицию, а та и не шелохнется — Запад не видывал. Там бы распоясавшихся юниц и юнцов, давно уже вытрезвили брандспойтной струей и растащили по камерам. А тут? Над милицией изгаляются, как хотят, а она ни гу-гу. Какие уж тут зверства? Зверства надо организовать. И через головы студентов, уже потерявших интерес к затянувшемуся митингу, уже сидевших на чемоданах, на милицию ринулись хлопцы с узнаваемыми оранжевыми повязками со свастикой. Это теперь она, эта свастика в моде и чуть ли не приравнена к государственным символам, а тогда — повязки «невідомі» сняли, да и сами растворились тотчас же, как раздраконили «Беркут» бутылочными «розочками», битами, ударами шил и ножей исподтишка. «Беркут» же, сохранявший тогда еще вполне милицейское представление о мере дозволенного, ответил. Всем и без разбору. И тогда те, кого сегодня зазывает, а чаще загоняет новая власть на бойню гражданской войны, вдруг стали — «они же дети!» И да, это сработало…

Традиционное украинское противостояние между востоком и западом, спокон веку проходившее отнюдь не по языковому водоразделу Днепра, а по линии протокультур (урбанистической и аграрной) и архетипов (православного и католического), окончательно обрело оттенок религиозной войны, со свойственными ей непримиримостью, «святой» ложью и изуверством. И патриотизмом, в абсолютно разном понимании, поскольку и представление о заветах отцов сколь искренние, столь и разные. Но это чуть позже. Сейчас же…

Истошный вопль: «Они же дети!» — дружно раздавшийся изо всех украинских СМИ вмиг сделал военнообязанную молодежь призванной на войну с правительством. Да и то — грех не пойти на такую комфортную «войну», где тебе ничего не угрожает, кроме славословия в украинской прессе, шанса попасть в объектив западных телекамер, звания «героя», если удастся ловко метнуть в «стреноженных» приказом милиционеров «коктейль Молотова», подрезать исподтишка «беркута», которому, вопреки закону о милиции, строжайше запрещено защищать свои «жизнь и достоинство». Отчего ж не «воевать»? Харчи дармовые и без перевода — тоннами достаются из погребов киевских старушек. Оплата поденная из бездонных кубышек волонтеров, только чеки предоставляй. Дрова для сугреву, новенькие шины для сожжения в телевизионной картинке, стройматериалы для баррикад подвозятся грузовиками… Бронежилеты и каски, зажигательные смеси, оружие, в конце концов, находятся в багажниках «неравнодушных горожан». Одним словом — голь на выдумку хитра, были б деньги на счету! Всех лишений — отходняк после чайку с амфетаминами, который, впрочем, тоже впрок — придает злости, когда не хватает русской матерщины, чтобы высказать свою нелюбовь ко всему русскому…

Вот, кстати, еще один миф «революции достоинства»:

Если не пушистый, то белый, как куклуксклановец, «революционер» — подлинный интернационалист! Он в недоумении, почему его гражданскую позицию не разделяет половина страны? Впрочем, какая половина — о чем я?! Несколько сот маргиналов, пропитанных рабской психологией, одураченных российской пропагандой, не способных ни понять, ни оценить свободы! Он, «подлинный революционер» идет навстречу им осветить своим пламенным сердцем путь к цивилизации, а те (быдло, хамы и титушки!) бросаются со зверской рожей и уличной финкой, похищают лучших из лучших, насилуют, отрезают правое ухо…

И, кстати, хорошо, что об этом вовремя сообщают СМИ и предупреждают со сцены лидеры оппозиции, которых, в конце концов, вытолкали к микрофону подлинные «друзья народа» с Запада, а то привыкли, понимаешь, на все готовенькое… Нет уж, «голуби мира» — привыкайте к роли стервятников. Чтобы не было потом соблазна попятиться, сказать, что, мол, «не причастны, не ожидали, что так выйдет». Все должны замараться кровью, чтобы идти до конца — «пан или пропал», чтобы выбора потом не было у народа. Вернее, чтобы, кого бы народ потом не выбрал, а, при ближайшем рассмотрении: хоть и абориген в этой, как ее, «вишиванці», а — представитель колониальной администрации! Так что, чтоб никто потом не мог отнекаться: «Эти руки нічого не брали», — оружие пришлось взять в руки. А что делать — Янукович по-прежнему отказывался вписываться в образ тирана? Потому как… ни от чего не отказывался. Одну уступку подписывал за другой. Даже когда комментарий к картинке с майдана — «мирный протест» — уже выглядел, как юродство, когда, сколько не придавай интеллигентского шарма, а подлинное лицо майдана даже в лояльных ему СМИ выглядело убогой, зверской и невменяемой мордой… Приказа на подавление антигосударственных выступлений не поступало. Хотя такой и даже куда менее похожий на боевые действия «мирный протест» в Штатах давно уже закончился бы вводом Национальной гвардии…

Так что скандирование на майдане: «Повесить!» — в адрес законного президента вполне можно было понять — а ну как уступит по всем пунктам и останется? Оно ведь и не важно, что там за пункты. Если в Госдепе написали, значит, против России, и этого вполне достаточно! Но, он же сам с востока, этот Янукович, значит, «пророссийский»! За что боролись?! Не против же олигархии в самом деле — олигархов во власть пропихиваем, делая вид, что невдомек, откуда берутся колоссальные ресурсы «на нужды революции» и что за «радетели нужд народа» толкаются у микрофонов.

Так что, как ни крути, а кровь нужна. Кровь нужна почуявшим ее нацистам, кровь нужна западным кукловодам и их местным ставленникам, кровь, в конце концов, нужна и самому народу, окончательно превратившемуся в толпу одураченную и одурманенную. Вполне закономерное требование при наличии дармового хлеба — зрелищ!

За такое вот «дело народа» и полегла так называемая «Небесная сотня». Ну, никак нельзя было пролить клюкву для иллюстрации, заказанной Госдепом картинки, вот и пришлось пролить кровь настоящую, человечью. Кровь соратников, своих. Впрочем, наследникам Бандеры разве привыкать стрелять по своим?

Вот и весь краткий курс «революции достоинства», начатой с недостойной лжи, и оконченной братоубийством. Все, конечно, можно переписать в учебниках, перерисовать на пропагандистских плакатах и переврать в лозунгах-кричалках для детей для пущей усвояемости. Но…

Мы-то помним, вчерашние еще граждане Украины, мы не где-то в Африке были, а тут, рядом, и смотрели те же телевизионные каналы, без малейшего намека на российскую пропаганду, напротив, горевшие от революционного энтузиазма синим пламенем. Что и как надо понимать и воспринимать, нам рассказывали не только из газет, лично приезжали — пытались, было дело… А все никак. Все-то мы понимали неправильно. Так что теперь и подавно…

Сколько не заливай священной бронзой форму, вылепленную из того, из чего пулю не слепишь, — запах-то остается…

ВЯЧЕСЛАВ ДЕМЧЕНКО

Источник: centerkor-ua.org


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*